Понедельник, 05.12.2022, 04:59
Просроченный паспорт
Главная | | Регистрация | Вход
Время
Привет !
05.12.2022
04:59
Добро пожаловать! Пожалуйста, зарегистрируйся или войди под своим ником!
Меню сайта
Главная » 2010 » Февраль » 9 » Уступка прав (требований) во взаимных обязательствах
22:49
Уступка прав (требований) во взаимных обязательствах

От редакции: Статья посвящена разъяснению интересной проблемы допустимости уступки прав (требований) по обязательствам, которые предполагают наличие взаимных прав и обязанностей сторон. Автор задается такими важными практическими вопросами как возможность уступки прав в длящемся обязательстве; при наличии неисполненных обязательств на стороне цедента; по так называемым обязательствам, "не созревшим к исполнению".

Теория гражданского права традиционно подразделяет обязательства на односторонние, в которых одной стороне принадлежат только права, а другой - корреспондирующие им обязанности, и взаимные - предполагающие наличие у каждой из сторон не только прав, но и обязанностей по отношению друг к другу (п. 2 ст. 308 ГК РФ). Подавляющее большинство гражданско-правовых договоров предполагает наличие взаимных прав и обязанностей сторон. В связи с этим вопрос о допустимости уступки прав (требований) по обязательствам такого рода исключительно актуален.
Взаимные обязательства могут быть систематизированы по большому количеству критериев. Применительно к теме уступки наибольший интерес представляет деление взаимных обязательств на следующие группы:
1) обязательства, не имеющие длящегося характера. В качестве примера можно привести обязательства, возникающие при исполнении договора купли-продажи индивидуально определенной вещи;
2) длящиеся обязательства, предполагающие исполнение взаимных обязанностей сторон в течение определенного периода времени. Например, ежеквартальные отгрузки продукции с получением соответствующих периодических платежей в рамках договора поставки.
Уступка обязательств в рамках указанных групп может предполагать две основные ситуации:
- уступается право, которое принадлежит кредитору, уже исполнившему лежавшее на нем встречное обязательство к моменту заключения соглашения об уступке;
- право уступается кредитором, встречное обязательство которого перед контрагентом еще не исполнено.
Рассмотрим каждую из групп обязательств с точки зрения возможности их уступки.
Самой простой является ситуация, при которой в отсутствие длящихся правоотношений сторон договора, право уступается уже после исполнения кредитором встречной обязанности перед должником. При этом не вызывает сомнений возможность уступки кредитором права требования оплаты вещи, которая на момент заключения соглашения об уступке уже передана покупателю.
Уступка прав из длящихся обязательств вызывает на практике куда большее количество спорных вопросов. Долгое время оставался неопределенным, ключевой в сфере регулирования оборота обязательственных прав вопрос о возможности частичной уступки прав (требований)*(1).
Первоначально преобладала позиция, по которой уступка предполагает "полную замену первоначального кредитора в обязательстве", т.е. замену стороны основного договора. Данный подход был закреплен, в частности, в постановлениях Президиума ВАС РФ от 18.08.1998 N 6677/97 и от 25.11.1997 N 2233/97.
В дальнейшем судебная практика стала постепенно отходить от жесткой позиции в отношении запрета на уступку отдельных прав, из числа возникающих в рамках договорного обязательства.
При этом отход от принципа безусловной замены стороны обязательства не произошел. Просто под такой заменой суды перестали понимать замену стороны в договоре.
В качестве примера можно привести мотивы, изложенные в постановлении ФАС СЗО от 6.08.2002 N А56-31096/01: ".. Завод передал право требования задолженности в сумме 4 500 000 руб., и именно в этом обязательстве произошла замена стороны. Тот факт, что отношения Завода и ТЭЦ по договору подряда продолжались и после передачи права требования, не исключает возможности уступки права в отношении требования, срок исполнения которого наступил. Такая сделка не противоречит закону, поскольку место стороны в договоре и место стороны в обязательстве не тождественны".
По состоянию на сегодняшний день можно говорить о том, что позитивная тенденция по включению в гражданский оборот отдельных правомочий, принадлежащих кредитору на основании обязательства, окончательно возобладала.
Приведем постановление ФАС МО от 25.03.2003 N КГ-А41/1557-03, в котором поддержан вывод о том, что ГК РФ не содержит в какой-либо форме запрета на уступку части права (требования), принадлежащего кредитору на основании обязательства. В качестве критерия допустимости частичной уступки требования в данном постановлении назван признак делимости обязательства: "Частичная уступка требования возможна, если требование является делимым, то есть если требование может быть разделено на части без ущерба (утраты свойств остальных его частей)".
Подобная практика основывается на том, что договорное обязательство, как правило, не является чем-то единым и неделимым, а состоит из совокупности отдельных обязательств. Каждое из них может быть предметом отдельного соглашения об уступке без ущерба для прочих.
Уступку прав из длящихся обязательств в этом смысле следует признать частным случаем частичной уступки обязательственных прав. При этом важно не только то, что отдельное обязательственное право может быть выделено из совокупности всех возникающих на основании договора прав, но и то, что уступка такого права (требования) не оказывает влияния на дальнейшие взаимоотношения сторон основного договора.
До 2001 г. судебная практика устойчиво исключала как возможность частичной уступки договорных обязательств в целом, так и уступки из длящихся обязательств. Президиум ВАС РФ в постановлении от 10.09.1996 N 1617/96 указал следующее. "Согласно параграфу 1 главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования предполагает безусловную замену лица в обязательстве", а кроме этого правила, уступки требования не могут быть применены к спорному договору и потому, что "обязательство, неисполнение которого явилось основанием для его заключения, носит длящийся характер".
Судебным актом, закрепившим тенденцию признания возможности уступки прав из длящихся обязательств, можно считать постановление Президиума ВАС РФ от 09.10.2001 N 4215/00. В дальнейшем аналогичная позиция была поддержана в постановлениях Президиума ВАС РФ от 18.12.2001 N 8955/00 и от 14.12.2004 N 11079/04.
В рамках данного дела цессионарию было отказано в иске о взыскании с должника суммы долга по оплате поставленного ему первоначальным кредитором газа. Суд кассационной инстанции удовлетворил иск, признав договор уступки недействительным. При этом суд сослался на то, что "на момент совершения цессии основное обязательство не прекратилось, за цедентом сохранилось обязательство по поставке газа до конца срока действия договора". Однако, Президиум ВАС РФ отменил постановление кассационной инстанции, указав, что "предметом цессии является не весь комплекс двусторонних обязательств по газоснабжению (длящееся обязательство), а конкретное требование поставщика оплаты поставленного газа за определенный расчетный период".
Таким образом, был сделан вывод о допустимости уступки отдельного права (требования), которое могло быть выделено из совокупности прав, принадлежащих кредитору в длящемся обязательстве.
Справедливость такого подхода не вызывает сомнений. Поскольку передача отдельных прав (требований) никоим образом не затрагивает сохраняющиеся отношения сторон длящегося обязательства.
Одновременно Президиум ВАС РФ сформулировал ряд небесспорных признаков, которые позволяют уступить требование, возникшее в рамках длящегося договорного обязательства. Суд указал на то, что такая уступка возможна при следующих условиях:
- уступаемое требование является бесспорным;
- оно возникло до его уступки;
- оно не обусловлено встречным исполнением.
Для рассматриваемой ситуации отсутствия на момент уступки неисполненного встречного обязательства на стороне цедента установление указанных критериев не имеет принципиального значения. Судебная практика признает такую уступку допустимой. Так, ФАС ЗСО в постановлении от 30.05.2001 N Ф04/1506-414/А27-2001 в отношении иска прокурора о признании недействительным договора уступки права требования долга за отпущенную электроэнергию сделал вывод о допустимости уступки. В данном случае на основании оспариваемого договора уступки замена кредитора была произведена по уже исполненному первоначальным кредитором встречному обязательству - поставке энергии на конкретную сумму за определенный период.
Совсем иная ситуация складывается при уступке права, принадлежащего кредитору, который к моменту заключения соглашения об уступке еще не исполнил свое встречное обязательство.
Все, сказанное далее в отношении уступки прав из длящихся обязательств будет справедливо и для ситуации уступки обязательств, не имеющих длящегося характера (при наличии неисполненного встречного обязательства на стороне кредитора), на рассмотрении которой нет необходимости останавливаться отдельно.
Вслед за рассмотренным постановлением Президиума ВАС РФ судебная практика активно использует указанные критерии допустимости уступки (постановления ФАС ЗСО от 16.12.2003 N Ф04/6363-1870/А46-2003, ФАС МО от 27.11.2003 N КГ-А40/9418-03-П, ФАС ВСО от 08.07.2002 N А19-13266/01-6-Ф02-1774/02-С2, ФАС ВВО от 14.06.2002 N А28-7523/01-309/22).
ФАС СКО в постановлении от 05.06.2002 N Ф08-1470/2002, отменяя судебные акты нижестоящих судов, указал следующее. "Вывод судов о том, что уступка права требования по длящимся обязательствам законом не допускается, является ошибочным, поскольку участник такого обязательства, поставив своему контрагенту продукцию на конкретную сумму, вправе, не выходя из договора, уступить данное денежное требование третьему лицу при условии, что это требование является бесспорным и не обусловлено встречным исполнением".
Остановимся подробнее на критерии обусловленности требования встречным исполнением.
Следует помнить, что не всякое взаимное обязательство предполагает встречное исполнение Согласно п. 1 ст. 328 ГК РФ встречным признается исполнение одной из сторон обязательства, которое в соответствии с договором обусловлено исполнением обязательств другой стороной.
Так, не признается встречным исполнение обязательства по передаче товара в рамках договора мены, если сроки передачи обмениваемых товаров по условиям договора совпадают (в частности, Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24 сентября 2002 г. N 69 "Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены").
Встречный характер, например, будет иметь обязанность по условиям договора оплатить товар только после его поставки. Соответственно, если товар не поставлен, по логике постановления Президиума ВАС РФ от 09.10.2001 N 4215/00 уступка права требования оплаты до момента поставки недопустима.
Изменится ли ситуация с уступкой прав, если исполнение цедентом обязательства перед должником по основному договору не носит характера встречного? На этот вопрос судебная практика дает отрицательный ответ.
В первую очередь обращает на себя внимание установленный в постановлении Президиума ВАС РФ критерий бесспорности уступаемого требования. По логике, понятие бесспорности подразумевает отсутствие каких-либо встречных обязательств цедента перед должником.
Судебная практика также подтверждает запрет на уступку прав требования при наличии любых неисполненных обязательств на стороне цедента.
Так, в постановлении Президиума ВАС РФ от 25.12.2001 N 2164/01 сделан вывод о том, что "кредитор вправе уступить свои права полностью или частично в случае, когда докажет, что он полностью или частично выполнил свои обязательства по договору и остается кредитором". При этом не имеет значения, длящееся это отношение или нет.
При сложившемся подходе Высшего Арбитражного Суда РФ к условиям допустимости уступки из длящихся обязательств от нижестоящих судов не приходится ждать позитивного отношения к возможности уступки прав (требований) при наличии неисполненных встречных обязательств цедента.
ФАС МО в постановлении от 05.05.2003 N КГ-А40/2277-03-П поддержал выводы суда первой и апелляционной инстанций о недействительности договора цессии в связи с тем, что к моменту заключения договора уступки цедент не выбыл из основного обязательства. За ним сохранилась обязанность по выплате вознаграждения должнику. В дополнение к приведенным аргументам суд апелляционной инстанции сослался на рассмотренные критерии допустимости уступки требования в длящемся договоре: "Уступка требования в рамках длящегося договорного обязательства возможна при условии, если уступаемое право является бесспорным, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением".
Аналогично ФАС СЗО в постановлении от 12.05.2004 N А05-12309/03-6 указал следующее. "По смыслу правовых норм главы 24 ГК РФ, регламентирующих перемену лиц в обязательствах, уступка требования, возникшего в рамках двустороннего договора, предусматривающего взаимные обязательства сторон, возможна при условии, что уступаемое право бесспорно возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением". "
В качестве мотива недопустимости уступки во взаимных обязательствах суды иногда ссылаются на необходимость одновременного перевода долга по встречному обязательству требующему согласия кредитора.
В судебной практике встречаются попытки связать взаимный характер обязательств цедента и должника с нормами о существенном значении личности кредитора.
Например, в постановлении ФАС УО от 22.11.2005 N Ф09-3804/05-С4 указано, что "договор о совместной деятельности предусматривает взаимные права и обязанности участников, личность участника договора имеет существенное значение, в связи с чем не может быть произведена уступка требования по данному обязательству без согласия остальных участников договора, а также без решения вопроса об обязанностях участника по договору о совместной деятельности".
Не вдаваясь в подробности того, в рамках каких договоров личность кредитора действительно имеет весомое значение для должника, следует подчеркнуть, что прямой зависимости между наличием взаимных обязательств сторон и применением норм о существенном значении личности кредитора нет.
Изложенное позволяет заключить, что в судебной практике преобладает позиция, согласно которой уступка в длящемся обязательстве не допускается не только при наличии встречного исполнения на стороне цедента, но и при наличии любых неисполненных обязательств цедента, связанных с уступаемым правом.
Такой подход значительно ограничивает оборотоспособность прав требования и нуждается в изменении.
Большинство участников гражданского оборота сталкиваются с проблемой нехватки оборотных средств, которая может быть решена за счет реализации неденежных активов. В таких условиях "обмен" прав требования на "живые" деньги представляется одним из наиболее удачных способов пополнения оборотного капитала, в частности более привлекательным, чем кредит.
Предположим, подрядчик, еще не выполнивший по договору подряда свое обязательство по передаче результата строительных работ (не завершивший работы), хочет уступить третьему лицу право требования суммы, установленной договором в качестве оплаты за подрядные работы. Очевидно, что право требования уплаты данной суммы обусловлено встречным обязательством подрядчика по осуществлению подрядных работ.
Следует ли, исходя из закрепленной ВАС РФ практики, исключать возможность уступки права требования всей стоимости подрядных работ в ходе строительства?
Представляется, что правовые основания для разделения данной точки зрения отсутствуют.
Наличие на стороне кредитора неисполненных встречных обязательств может иметь место в следующих случаях.
1. Встречные обязательства исполнены частично или ненадлежащим образом.
Интересы должника защищены положениями:
- статьи 386 ГК РФ, согласно которым должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, имевшиеся у него в отношении первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору;
- статьи 412 ГК РФ, предусматривающими возможность зачета против требования нового кредитора встречного требования должника к первоначальному кредитору при соблюдении условий, определенных в этой статье.
Зачет проводится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения (либо этот срок не указан или определен моментом востребования).
Позитивная тенденция нашла отражение в постановлении ФАС МО от 08.09.2005 N КГ-А40/8190-05. Должник обратился с иском о признании недействительным договора уступки, по которому первоначальный кредитор возмездно передал цессионарию право требования уплаты задолженности и неустойки по договорам купли-продажи зерна. Позиция истца была основана, в частности, на том, что первоначальным кредитором не были в полном объеме выполнены его обязательства по передаче товара по договорам купли-продажи.
Суд кассационной инстанции указал следующее. Неисполнение первоначальным кредитором в полном объеме своих обязательств по передаче истцу товара по договорам купли-продажи не является основанием для признания договора уступки права требования недействительным. В силу ст. 386 ГК РФ должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.
В рассмотренном случае уступки прав по договору подряда новый кредитор принимает на себя риски, связанные с возможным ненадлежащим исполнением подрядчиком своих обязательств. Однако, данное обстоятельство является обычным для предпринимательской деятельности риском и не должно служить препятствием для уступки любых оборотоспособных прав требования.
2. Момент исполнения встречных обязательств еще не наступил (так называемые обязательства, "не созревшие к исполнению").
Право требования по обязательству, "не созревшему к исполнению", уже имеет имущественную ценность и, соответственно, представляет интерес для гражданского оборота.
Предположим, условиями договора купли-продажи предусмотрена авансовая форма оплаты товара. Продавец вправе уступить право требования уплаты покупной цены еще до передачи вещи покупателю, поскольку он этим правом обладает.
Более того, он может заключить с третьим лицом соглашение об уступке права, которое возникнет у него в будущем, например, если по условиям договора купли-продажи аванс должен быть внесен через два месяца с момента подписания договора. При этом достаточно того, что момент передачи права (который следует отличать от момента заключения соглашения об уступке) наступит одновременно с возникновением у продавца права требования уплаты аванса*(2).
Права должника защищены, поскольку за ним сохраняется право требования от цедента (продавца) передачи товара. Безусловной замены стороны договора купли-продажи не происходит.
Можно выделить случаи, когда встречное предоставление со стороны цедента непосредственно связано с уступаемым правом, и ситуацию, при которой у цедента есть встречные обязательства перед должником в рамках основного договора в целом. Предположим, договором поставки предусмотрена отгрузка трех партий товара: январской, февральской и мартовской:
а) уступается право требования стоимости февральской партии товара. При этом предусмотренная договором февральская отгрузка продукции поставщиком (цедентом) еще не произведена. То есть у цедента есть неисполненные встречные обязательства перед должником непосредственно по уступаемому праву требования;
б) уступается право требования долга по февральской от грузке при наличии неисполненного обязательства по отгрузке январской партии. То есть у цедента имеются неисполненные встречные обязательства перед должником в рамках основного договора, не связанные напрямую с уступаемым правом.
Представляется, что ни в одном из приведенных случаев нет оснований для запрета уступки.
По состоянию на сегодняшний день можно говорить о незначительном количестве судебной практики в отношении целого ряда частных аспектов уступки прав (требований) во взаимных обязательствах, что подтверждает осторожное отношение участников гражданского оборота к такого рода уступке.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что правоприменительной практике предстоит долгий путь по выработке подходов, отвечающих потребностям гражданского оборота в облегчении процесса передачи прав (требований) во взаимных обязательствах.
Уступка прав по регрессным обязательствам - один из спорных вопросов уступки требований*(3). В п. 1 ст. 382 ГК РФ прямо установлено, что правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям. Однако, переход права требования в порядке регресса следует отличать от уступки прав, возникающих у кредитора в силу регрессного обязательства. Представляется, что кредитор, который приобрел право в порядке регресса, вправе без каких-либо специфических ограничений уступить его третьему лицу.

Вправе ли поручитель уступить перешедшее к нему в порядке регресса требование новому кредитору?
Судебная практика по вопросу уступки прав из регрессных обязательств неоднозначна. Так, ФАС СЗО в постановлении от 17.10.2005 N А13-16175/04-06 поддерживает изложенный подход к уступке из регрессных обязательств.
Поручитель, исполнивший обязательства общества перед Банком по возврату кредита, уступил перешедшее к нему в порядке регресса требование новому кредитору. Цессионарий обратился в суд с иском о взыскании суммы уступленной задолженности и процентов с должника.
Оставляя в силе судебные акты нижестоящих инстанций об удовлетворении исковых требований, суд кассационной инстанции указал на различие последствий совершения сделки уступки права требования, при которой происходит перемена кредитора в обязательстве, и регрессом, при котором возникает новое обязательство. На основании данного разграничения судом был сделан вывод о допустимости уступки поручителем права, которое перешло к нему в силу закона, третьему лицу по правилам гл. 24 ГК РФ.
В то же время существует прямо противоположная практика. В качестве примера приведем постановление ФАС МО от 30.03.2004 N КГ-А40/1906-04.
Государственная корпорация поручилась за исполнение должником (принципалом) обязанности по возмещению Банку (гаранту) в регрессном порядке сумм, уплаченных по банковской гарантии. Исполнив обязательства поручителя, корпорация в порядке регресса получила право требования к должнику, которое было передано новому кредитору по договору уступки права.
Суды всех трех инстанций отказали цессионарию в иске к должнику без учета различия между возникновением регрессного обязательства и уступкой прав по уже возникшему регрессному обязательству.
Суд кассационной инстанции указал на то, что к регрессному требованию правила о переходе требования как по договору, так и по закону не применяются. В силу ст. 167, 168 ГК РФ сделки по уступке прав по регрессному требованию являются недействительными как противоречащие п. 1 ст. 382 ГК РФ.
Таким образом, судебную практику по вопросу уступки регрессных требований нужно привести в соответствие с потребностями гражданского оборота.

С.В. Тарнопольская,
магистр частного права, адвокат Коллегии
Адвокатов "Юков, Хренов и Партнеры"

"Арбитражное правосудие в России", N 11, ноябрь 2007 г.

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────
*(1) Согласно рассмотренному Президиумом ВАС РФ 11.10.2007 проекту Информационного письма "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - проект), уступка части права (требования) по обязательству, предмет исполнения по которому делим, не противоречит законодательству (п. 5). В п. 14 проекта также сделан важный вывод относительно содержания соглашения об уступке части права (требования), возникшего из длящегося обязательства. В соответствии с проектом отсутствие в таком соглашении указания на основание возникновения уступаемого права (требования), а также на конкретный период, за который оно уступается, может свидетельствовать о незаключенности этого договора.
*(2) Тема уступки будущих прав выходит за рамки рассмотрения данной статьи.
*(3) Как следует из п. 19 проекта, абзац второй п. 1 ст. 382 ГК РФ не устанавливает запрет на уступку регрессного требования

Просмотров: 8900 | Добавил: viкtor | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Инфо
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Гости сайта Пользователи


Пользователи онлайн:


Общий взгляд
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
1
Auto Web Pinger Проверка тиц
Карта
website monitoring results and uptime stats